Главная | Речь прокурора об убийстве

Речь прокурора об убийстве


Воронежа о том, что в 14 часов 30 минут от арки д. Воронежа к ним с диагнозом: В течение месяца, со дня совершения убийства Амару Антониу Лима, правоохранительные органы работали над раскрытием данного преступление и, как результат этого, на скамье подсудимых находятся три молодых человека: Владимир, года рождения.

Указанные лица обвиняются в том, что, придерживаясь на протяжении длительного периода времени взглядов о моральном и физиологическом превосходстве европеоидной расы над остальными расами, в начале февраля года договорились о совершении В указанный день, то есть Воронежа, где стали поджидать кого-либо из проходивших в арку этого дома иностранцев.

Действуя согласованно и реализуя совместный умысел, направленный на совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, группой лиц по предварительному сговору, по мотиву национальной и расовой ненависти, Шишлов Е.

После этого Шишлов Е. В ходе избиения Шишлов Е. После этого, с целью доведения общего преступного умысла на убийство до конца, Шишлов Е. Таким образом, Шишлов Е. Воронежа, где стали распивать пиво. Через некоторое время Шишлов Е.

Воронежа ранее ему не знакомых Саврасову Н. Когда последний вместе с Саврасовой Н. Таковы обстоятельства совершения подсудимыми преступлений. Следственными органами проведена тщательная и кропотливая работа по сбору и закреплению доказательств, изобличающих подсудимых.

По первому эпизоду преступления, совершенному Шишловым Е. Вместе с тем, на вопрос - почему же он в ходе всего предварительного следствия, будучи неоднократно допрошенным в присутствии защитника, полностью признавал себя виновным в этом преступлении и давал подробные показания об обстоятельствах совершения преступления, Шишлов пояснил, что такие показания он давал под физическим воздействием на него со стороны сотрудников милиции.

Я считаю, что стороной обвинения представлено достаточно доказательств, подтверждающих, что именно Шишлов В связи с тем, что в показаниях Шишлова, данных им в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, были существенные противоречия, в соответствии с требованиями ч.

Все следственные действия с Шишловым Е. По ходатайству подсудимых и их защитников по доводам о применении недозволенных методов ведения следствия проведена проверка в порядке ст.

То есть показания Шишлова Е. При этом хотелось бы отметить, что перед началом производства допросов Шишлова Е. Кратко остановлюсь на его показаниях, которые он давал в ходе предварительного следствия. Сразу же после задержания, то есть После дачи им показаний об обстоятельствах убийства, на вопрос следователя: Через некоторое время они увидели темнокожего парня с девушкой славянской внешности, которые, пройдя мимо них, направились к остановке.

Он побежал вслед за темнокожим парнем, достал имевшийся при себе перочинный нож и нанес им удар в левую область поясницы. После этого он, Леденев и Васильев ушли в сторону гостиницы "Брно", откуда разъехались по домам. При последующих его допросах уже в качестве обвиняемого Однако с каждым разом он преуменьшал свою роль в совершении данного преступления: Кроме показаний Шишлова, которые он давал в ходе предварительного следствия, его вина в совершении данного преступления подтверждается также следующими доказательствами.

Потерпевший Адилсон Укакра Душ Сантушс в судебном заседании сразу же указал на Шишлова и показал, что это именно он При этом он также пояснил, что никакой ссоры у него с Шишловым не было, в его адрес он нецензурной бранью не выражался и мотивом совершения в отношении него преступления, по его мнению, является только тот факт, что цвет кожи у него темный.

Только после этого он уехал. О случившемся дети рассказали своим родителям. Аналогичные показания дали в судебном заседании потерпевшие Крупеня, Скокленко Наталья и Андрей, а также их законные представители.

Родители малолетних потерпевших также показали, что действиями подсудимого причинен вред нормальному сексуальному развитию детей. Хочу еще раз обратить внимание уважаемого суда на показания подсудимого, данные в первый день судебного следствия: Психологам давно известно, что дети очень редко врут.

Даже в этом маленьком нюансе по поводу велосипеда раскрывается сущность Стебунова — отрицать все. А ведь Стебунов названным детям по возрасту может приходиться дедом. Где же его совесть, порядочность, в конце концов, мужское достоинство и честь?

Он, как взрослый человек, должен был, как это говорится в народе, покаяться. Ведь даже в библии написано — покайся и будешь прощен. Однако мы с Вами этого не увидели. В связи с этим вполне логично то, что Стебунов не раскаялся в содеянном, не сделал для себя необходимых выводов, так как просто не может этого сделать в силу своего аморального образа жизни и устоявшегося антиобщественного поведения.

Но как я уже говорил, то, что кажется ему обычным, общество и государство выделили в разряд преступления. В богатом русском языке есть образное выражение: В простых и понятных для нас словах заложен большой смысл. Это народное изречение употребляется, когда хотят сказать, как должны завершиться неблаговидные поступки.

Оно, это выражение, очень метко характеризует поведение Стебунова. Конец веревочки для всей, только вдумайтесь в это, более чем летней жизни Стебунова пришелся на 1 февраля г.

Навигация по записям

В этот же день трагически оборвалась жизнь Светы Болмотовой, которой за 2 месяца до этого исполнилось только 9 лет. Кто может описать трагедию, которую пережила в тот день ее мать, боль, которая ранит сердце и душу матери в настоящее время и будет с ней всю ее оставшуюся жизнь?

Мать Светы, как обычно, отправила дочь в школу в 7 час. Никому не дано знать, что ждет нас впереди. Но некоторым, похоже, не только знать не хочется, но день грядущий их просто не интересует.

Удивительно, но факт! Есть еще один аспект.

Плывут эти люди по течению и ничего вокруг их не волнует, даже их собственное будущее. Не исключение и подсудимый Стебунов, который общественно полезным трудом не занимался, подрабатывал от случая к случаю, да и то только для того, чтобы тут же заработанное пропить. Подсудимый давно решился что-нибудь сделать над дядей, чтобы приобрести деньги; мысль эта давно зародилась в его голове; но прошло, быть может, много времени, прежде чем представился удобный случай.

Он представился 8 августа: Он остается один с матерью. Я убежден, что мать не знала ничего о предполагаемом убийстве и что для нее оно должно было быть ужасающей неожиданностью, но могло ли это удержать сына, когда случай представляется такой удобный?

Что мать тут — это ничего не значит; он мог быть уверен, что мать будет испугана, ужаснется его поступка; он мог не рассчитывать на обморок, но это обстоятельство скоропреходящее; затем ужас, произведенный пролитой кровью ее дальнего родственника, с которым у ее ничего общего не было, который только объедал их и ничего не давал, ужас этот пройдет и явится жалость к сыну, страх за его судьбу, за те последствия, которым он может подвергнуться.

Это та непреодолимая сила, которая заставит ее скрывать следы преступления из страха за того, о ком она и здесь, на суде, более всего плачет, сила, которая заставит ее со страхом и трепетом за него подтирать кровь, запихивать паклю в печку, снимать наволочку в то время, как сын будет связывать труп и потащит сундук на чердак.

Подсудимый мог быть уверен, что мать ему не помешает, что она не выдаст, что присутствие ее представляется совершенно безопасным.

Удивительно, но факт! Это не мои предположения.

Он понимал, он не мог не понимать, что, как только совершится убийство, в ней после первой минуты ужаса и, быть может, отвращения к пролитию крови прежде и громче всего заговорит другое, всепрощающее чувство — чувство матери, и оно станет на его защиту, и оно придет ему на помощь. Совершая убийство, он должен был понимать, что мать его косвенным образом ему поможет и сделается укрывательницей преступления.

Он не мог при этом предполагать, что труп навсегда останется на чердаке; он знает, что его нужно будет раздробить на части и, быть может, по рецепту Русинского и по шутке Скрыжакова, надо будет вынести по кускам и разбросать в разных местах города.

Но разве это можно сделать, когда в квартире никто не будет знать, что труп лежит на чердаке, что его нужно скрыть? Вечно пьяную сестру можно удалить — это личность безвредная; но мать необходимо рано или поздно познакомить с делом, надо поставить ее в такое положение, чтобы она не хватилась сундука, чтобы ей не пришлось неожиданно увидеть, что одна из принадлежностей ее скудного имущества исчезла, и заметить пропажу тюфяка и простыни, необходимых для жильцов, когда таковые найдутся.

Для этого необходимо, чтобы она все знала, а это, между прочим, достигается совершением при ней преступления, тем более что она может помочь скрытию следов его. Затем, далее, ей в самый день убийства вручается книжка чеков; она знает, что дядя скуп, и, видя у сына книжку, принадлежащую Филиппу Штраму, не может не догадаться, каким образом она взята.

Быть может, подарил дядя? Нет, это не соответствует его наклонностям. Также, конечно, нет, потому что это значило бы, что он забыл самого себя, забыл то, без чего он сам немыслим.

Затем Александр Штрам отдает книжку чеков матери. Но в обществе взаимного кредита по ней ничего не выдают, значит, книжка добыта как-то неправильно, да и откуда такая книжка у сына, у которого ни гроша еще вчера не было? И зачем по поводу этой книжки надо рыскать по всему городу и назначать свидания на Смоленском поле?

Все это не могло не возбуждать сомнений в Елизавете Штрам; она должна была не только чуять, но и ясно видеть, что книжка добыта преступлением. А следы этого преступления от нее скрыть было невозможно. Полагаю, что после всего изложенного мной трудно отнестись с полным доверием к показанию Александра Штрама. Картина убийства, происшедшего в доме Ханкиной, представляется на основании всего, что мы здесь выслушали и проверили, в следующем виде: Дядя вскоре умер, а она понемногу пришла в чувство.

Она видит, что сын возится с трупом, а кругом все так и вопиет о совершенном деле. И вот она начинает затирать следы, помогает стаскивать наволочку с тюфяка и сжигает то, что в ней находилось. Подсудимый завязывает труп наскоро в наволочку, захватывая при этом волосы убитого, и тащит его по комнате. Это было необходимо сделать, потому что тащить сундук с трупом через комнаты на чердак было невозможно одному, для этого потребовалась бы огромная сила; его можно было бы только передвигать вверх по ступенькам, но тогда и на них, и на лестнице явилась бы кровь, а излишних следов крови избегает инстинктивно всякий убийца.

Поэтому после трупа на чердак вкатывается пустой сундук; в него кладется связанный труп; сюртук, лежавший, вероятно, около Штрама, бросается туда же; исправленный на скорую руку сундук запирается. Мать между тем вымыла полы, так что когда возвращается сестра, то ничего не замечает. Что же нужно сделать затем? Прежде всего надо остаться на квартире, с которой гонят; мировой судья выдал исполнительный лист на продажу имущества; надо скорее получить деньги по чекам.

Во время удара он, Грибцов, пытался уклониться. Потерпевший также пояснил, что после нанесения ему удара Хорошаш и Бернгард сразу убежали со двора дома Богдановой; заключением судебно-медицинского эксперта, из которого видно, что смерть Богдановой наступила от механической асфиксии при сдавливании органов шеи. Это обстоятельство объективно подтверждает показания подсудимых о механизме причинения смерти Богдановой; протоколом места происшествия, из которого видно, что на шее потерпевшей Богдановой обнаружен кусок проволоки с закрученными концами с обмоткой белого цвета; протоколом опознания, из которого следует, что свидетель Богданова уверенно опознала Бернгарда как человека, находившегося вместе с Хорошаш во дворе дома ее матери; заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому потерпевшему Грибцову было причинено повреждение, квалифицируемое как легкий вред здоровью, не повлекший утраты трудоспособности или кратковременного расстройства здоровья; результатами медико-криминалистической экспертизы, в соответствии с которыми повреждения на телогрейке и нательной рубашке Грибцова являются колото-резаными и могли быть причинены клинком ножа, изъятого в месте, указанном подсудимыми.

Анализируя все перечисленные обстоятельства и учитывая, что: Смертная казнь может назначаться лишь тогда, когда это обусловлено особыми обстоятельствами, отягчающими ответственность, и исключительной опасностью для общества лица, совершившего преступление. Обвинитель высказывает свою точку зрения и по вопросу применения к подсудимому дополнительных мер наказания.

Прокурорам следует иметь в виду, что если закон, по которому осуждается виновный, предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания, то неприменение его может иметь место лишь при наличии условий, предусмотренных ст. При этом обязательно указываются мотивы такого смягчения.

Говоря о применении к осужденному меры наказания в виде лишения свободы, прокурор высказывает свои соображения относительно вида колонии. Указанные элементы речи могут быть, а не обязательно должны являться составной частью речи. Реплика может содержать замечания по всему выступлению защитника или по какой-то его части.

Удивительно, но факт! Но мы знаем, что Данилов продал два бриллиантика.

Последнее на практике встречается чаще. Реплика — важный, но не обязательный элемент выступления обвинителя в судебном процессе. С репликой следует выступать в тех редких случаях, когда в речи защитника или подсудимого явно искажаются обстоятельства дела, когда молчание обвинителя может нанести урон делу обвинения, привести к неправильному разрешению дела по существу. В реплике не должно быть повторения основной обвинительной речи. Она должна быть конкретна и доказательна.

Удивительно, но факт! Доказательства подлежат оценке как каждое в отдельности, так и во всей их совокупности.

Особенности речи прокурора при отказе от обвинения. Отказ прокурора от обвинения может последовать только тогда, когда полностью исследованы все доказательства по делу, когда окончено судебное следствие. Если в результате судебного разбирательства прокурор придет к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, многие авторы обязательно предлагают прокурору сначала заявить ходатайство о направлении дела на доследование либо о возобновлении судебного следствия для восполнения пробелов предварительного следствия.

При отклонении судом ходатайства прокурор в судебных прениях, еще раз оценив имеющиеся доказательства, должен четко сформулировать свое решение: Прокурор отказывается от обвинения, если: Прокурор формулирует, обосновывает и аргументирует такой отказ в судебных прениях. Это — самостоятельный вид речи прокурора в суде первой инстанции. Представляется, что при отказе от обвинения прокурор должен начать свою речь с объяснения требований ч. Затем следует перейти к краткому изложению обвинения и доказательств, которыми оно подтверждалось на предварительном следствии.

После этого анализируются и оцениваются доказательства, исследованные в судебном заседании, и делается вывод о том, что они не подтвердили предъявленного обвинения. Некоторые прокуроры ошибочно полагают, что отказ от обвинения снижает престиж органов прокуратуры.

Обоснованный, аргументированный отказ от обвинения говорит о правильном понимании прокурором своей обязанности осуществлять надзор за соблюдением законности при рассмотрении в судах уголовных дел.

После обоснования отказа от обвинения прокурор должен выразить мнение о характере будущего приговора примерно такими словами: Если по делу был заявлен гражданский иск, то в случае отказа от обвинения по мотивам отсутствия в действиях подсудимого состава преступления прокурор в соответствии со ст.

Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах. Ораторское искусство в суде. Искусство речи на суде.

Причина — отсутствие недоделок труд, требующий знаний. Фактически обращение это заменитель характера обращающегося. Судья формирует мнение о подписавшемся, который напечатал свои взгляды, просматривая обращение и его содержание.

В случаях, когда выход зависит от внутреннего убеждения это является принципиально влиятельным. Когда говорят о речи прокурора в суде, всегда имеется в виду обвинительная речь. Его роль в суде и выступления в судебных прениях в преобладающем количестве случаев имеют обвинительный характер.

Обвинительные речи — это речи государственных обвинителей, в которых они доказывают перед судом причастность подсудимых к совершенным преступлениям.

Юридические услуги по корпоративному праву

Встречается и более развернутое определение обвинительных речей, заключающее указания на их смысл и подоплеку, но это представляется излишним, так как эти составляющие имеют собственную трактовку. Значение обвинительной речи должно быть связано с задачами прокурора в судебном деле. Решили рискнуть и купить готовую фирму с лицензией в вашем городе? Хладнокровное убийство было совершено в один из летних, самых обыкновенных июньских дней. Орудие убийства — топор.

Убийство совершено самым злодейским способом: Затем преступник изо всей силы ударил еще два раза, все обухом, и все по темени. Также безжалостно преступник совершает и второе убийство — убийство кроткой, тихой Лизаветы: Отмыв их, он тщательно отмывал топор. Затем все оттер бельем, которое тут же сушилось на веревке. Такая вот ужасающая картина зверского убийства предстала перед глазами полицейских.

Удивительно, но факт! Я полностью согласен с этим, так как никакого преступления в описанном деянии нет… только по мнению подсудимого Стебунова.

Каковы же причины, побудившие преступника совершить злодеяние? Подсудимый, согласно своей теории, разделил людей на две категории: Чтобы проверить свою теорию, он решается на преступление. В его душе давно созрела такая мысль.

Раскольников бросил учебу, друзей, кое-как существовал, не читал, не ел, только думал. Он вообразил себя Наполеоном. Не изменить мир, а изменить свое положение в мире — вот идея Раскольникова. Изменить мир — невозможно, изменить свое положение в нем — необходимо, иначе не стоит жить. Хочу обратить ваше внимание, господа присяжные, и на внутренний склад личности преступника: Чувств своих не любит выказывать и скорей жестокость сделает, чем словами выскажет сердце.

На допросах Родион Раскольников говорил о том, что его мучили такие вопросы, как: Как другие процветают в роскоши и богатстве? Почему страдают невинные дети? Совершив преступление, подсудимый переступил не только человеческий закон — закон нравственный, но и божий закон, который гласит: Разве можно после совершенного им злодеяния говорить о гуманности и доброте?

Во время следствия по делу обвиняемый говорил о тех душевных муках, которые он испытывал после совершенного им преступления. На мой взгляд, это лишь шаг во избежание наказания. По его вине чуть не пострадал Миколка. Несколько раз подсудимый бывал в конторе квартального надзирателя, что могут подтвердить Порфирий Петрович, а также Илья Петрович Порох. Безусловно, он знал о расследовании убийства и о том, что в нем подозревают Миколку; видя все это, он молчал.

При встречах же со следователем Порфирием Петровичем Раскольников все отрицал. С каждым разом он пытался отдалить, отсрочить свое признание. Уважаемый суд, я вызываю в качестве свидетеля Настасью, кухарку госпожи Зарницыной…………………………………………………………………………………… Также прошу вызвать свидетеля обвинения — работника — маляра, во время совершения преступления находившегося в том же доме этажом выше. Итак, выслушав свидетелей обвинения, вы наверняка убедились в том, что явка с повинной нисколько не оправдывает обвиняемого — это не результат полного раскаяния, а лишь шаг человека, загнанного в тупик, оказавшегося в безвыходной ситуации.

Вас, уважаемые присяжные, я прошу вынести суровый, но справедливый приговор за убийство двух женщин, не причинивших никакого вреда подсудимому. Аргументирующая сила доказательств при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции: Активное участие прокурора в суде первой инстанции Современный этап развития уголовно-процессуального законодательства и практика его применения требуют осмысления, что такое исследование доказательств, каков процессуальный порядок их исследования, какую роль играет сторона обвинения.

В частности, считаем немаловажным представить процессуальные и тактические аспекты участия государственного обвинителя на таких этапах судебного разбирательства, как судебное следствие и прения сторон. В свете последних исследований можно предложить немало корректив и рекомендаций в целях совершенствования УПК РФ.

Из сведений, собранных по делу, можно утверждать положительно, что у него не было никаких знакомых в Москве. Если его кто действительно подбил к этому, то это, вероятно, была не кто иная, как кухарка его, Нордман.

Ее личность отчасти также обрисовывается из переписки. Это была женщина чрезвычайно домовитая и большая экономка. Попов описывает, как он накупил различные принадлежности хозяйства и в каком она была от этого восторге. С этой женщиной, сорока четырех лет, жил Попов в совершенном уединении.

И вот 14 января оба они найдены убитыми. Вы слышали подробный медицинский осмотр, и я не стану повторять памятные вам, без сомнения, подробности кровавого дела. Скажу только, что все находившееся в комнатах разбросано было в страшном беспорядке. Следы крови заметны были всюду до самой лестницы. Что убийство совершено с целью грабежа, доказывалось тем, что не найдено ни банковских билетов, ни наличных денег.

Таким образом, состав преступления был определен вполне. Для следователей предстояла трудная задача — открыть, кто совершил убийство. Задача эта делалась труднее при той особенной обстановке, в которой жили покойные, при отсутствии малейшего указания на какую-либо связь с окружающей их средой.

Следов убийца не оставил, кроме крови. Мы знаем, что следователи преодолели все эти трудности. Мы имеем перед собой образцовое следствие. Сначала же они могли только определить время совершения преступления. Следователи смело определили, что оно совершено 12 января, и притом вечером. Мнение это обосновывалось, во-первых, на стенном календаре, который показывал число е, во-вторых, на показании водовоза, что кухарка ежедневно брала у него ведро воды и что в последний раз она взяла у него воду го, наконец, третьим показанием послужили часы в комнате Попова: Часы эти были такого устройства, как объяснили приглашенные часовые мастера, что их стоило толкнуть, чтобы они тотчас остановились.

Таким образом, определен был не только день, но даже час и сама минута совершения преступления. Мы знаем, что это предположение следователей вполне подтвердилось впоследствии показанием самого подсудимого.

Далее, следователи определили, что у убийцы непременно должна быть ранена левая рука. Вам известны основания этого предположения и насколько оно впоследствии тоже подтвердилось. Наконец, следователи не могли не обратить внимания на две записки, найденные тут, которые подписаны были Григорьевым. В книге адресов адрес Григорьева был записан. Адрес этот, по справкам, оказался фальшивым. Кроме того, сделаны справки о самой личности Григорьева.



Читайте также:

  • Иск о расторжении брака при уклонении одного из супругов